Блог wildlyn

Регистрация

Календарь

<< Июнь 2015  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30

Теги

внутренний мир  литература  лохотрон  мировозрение  написание книги  работа 

На странице

RSS - подписка

Люди имеют право мыслить не так, как мыслишь ты, и не делать того, чего ты от них ожидаешь.

Если девушка свободна,

Если девушка свободна,
Если девушка со вкусом,
Если девушка прелестна,
Если девушка умна-
Хоть ты голый,
хоть ты модный,
Зрелый ты или безусый,
Ерник, может быть, опасный,
Скромник, может быть, безгласный,
Милый пес ли, леопард,
Признанный эстрадный бард,
В обрамленье бакенбард,
Или лысый ловелас,
Всеми травленный не раз,
Или безгрошевый олух,
Нос,очки,а сам филолог,
Сумашедше сексуален,
Или вовсе беспечален,
Сталь сама или мочало,
Повторяю все сначала —
Если девушка свободна,
Если девушка со вкусом,
Если девушка прелестна,
Если девушка умна —
Суетиться бесполезно!
Выбор сделает она!
©http://www.vampodarok.com/stihi/woman/cont1179.html

 

Красивая женщина — это профессия.

Красивая женщина – это профессия.
И если она до сих пор не устроена,
ее осуждают и каждая версия
имеет своих безусловных сторонников.
Ей, с самого детства вскормленной не баснями,
остаться одною а, значит, бессильною,
намного страшнее, намного опаснее,
чем если б она не считалась красивою.
Пусть вдоволь листают романы прошедшие,
пусть бредят дурнушки заезжими принцами.
А в редкой профессии сказочной женщины
есть навыки, тайны, и строгие принципы.
Идет она молча по улице трепетной,
сидит как на троне с друзьями заклятыми.
Приходится жить – ежедневно расстрелянной
намеками, слухами, вздохами, взглядами.
Подругам она улыбается весело.
Подруги ответят и тут же обидятся…
Красивая женщина —это профессия,
А всё остальное – сплошное любительство!
Автор: Рождественский Роберт.
©http://www.vampodarok.com/stihi/woman/cont121.html

 

спасибо, моя бесконечная сила!

спасибо, моя бесконечная сила!
мне кажется всё же (разлукам назло),
что жизнь понапрасну ни с кем не сводила,
и, как ни крути — мне ужасно везло.

спасибо, моя быстротечная память,
за то что (и пусть, как заправский простак)
я светлое в мыслях сумела оставить,
и все позабыть, что случалось не так!

спасибо, надежда и странная вера,
за то, что вы сердце мое не щадя,
учили любить без границы, без меры,
и вновь возвращаться, на век уходя!

спасибо, мое бесконечное время,
за то, что не зная начал и концов
во взгляде моем не оставило тени,
и сильно мое не меняло лицо!

спасибо тебе.. за «не нужно/не мило»
желаю всем сердцем (о, как его жгло!)
чтоб жизнь понапрасну ни с кем не сводила,
и чтобы тебе,
как и мне
повезло.

Есть люди с особо чувствительной кожей —

Есть люди с особо чувствительной кожей –

их лучше не трогать. Они не похожи

на всех остальных. Они носят перчатки,

скрывая на коже следы-отпечатки

лилового цвета от чьих-нибудь пальцев,

бесцеремонных в иной ситуации.

Они опасаются солнца в зените.

Обычно, надев толстый вязаный свитер,

выходят из дома по лунной дорожке

пройтись; и не любят, когда понарошку,

когда просто так, не всерьез, не надолго.

Болезненно чувствуют взгляды-иголки

и крошево слов. Они прячут обиду

в глубины глубин, но по внешнему виду

спокойны они, как застывшая глина,

лишь губы поджаты и паузы длинны.

Они уязвимы, они интересны;

и будьте чутки и внимательны, если

вы их приручили: они не похожи

 

на всех остальных – они чувствуют кожей

Приходи посмотреть на меня. Я сегодня чужая невеста.

Приходи посмотреть на меня.

Я сегодня чужая невеста.

Почему же мне стало так

тесно

В этом мире, пустом без тебя?

Приходи посмотреть на меня.

Я сегодня безумно красива.

И жених мой, безмерно

счастливый,

Обнимает меня так любя.

Приходи посмотреть на меня.

Мы сегодня с тобой

равноправны.

Равнодушно мы кем-то

назвАны

Чей-то муж, а я чья-то жена.

Приходи посмотреть на меня.

И послушай под звуки органа,

Как на сердце появится рана

От простого и тихого: «Да»…

Приходи посмотреть на меня.

И постой незаметно у двери.

Я хочу, чтоб ты тоже поверил,

Что теперь я уже не твоя.

Приходи посмотреть на меня.

Как кольцо я одену на палец

И станцую свой медленный

танец,

Проклиная судьбу про себя.

Приходи посмотреть на меня.

Мы сегодня с тобою похожи.

Я как прежде намного

моложе,

Но у нас у обоих семья.

Приходи посмотреть на меня.

Я сегодня чужая невеста.

Почему же мне стало вдруг

тесно

 

В этом мире, где нету тебя?

Он однажды вокруг меня Просто всех мужчин уничтожил.

Он однажды вокруг меня

Просто всех мужчин уничтожил.

Он давал мне столько огня,

Как и я ему, впрочем, тоже.

Было все навзрыд, на разрыв,

Высоко, почти нереально.

И не просто случайный порыв,

А как вдруг раскрытая тайна.

Точно так он оставил меня –

Молча, сразу. Хоть и через

силу.

И с тех пор не бывало и дня,

 

Чтобы я его не любила…

И он смотрит.она улыбается

и он смотрит-она улыбается, наступая на снег аккуратно,

вот и все-ничего не меняется, как бы им не хотелось обратно.

и он знает-она успокоилась, и не курит по пачке, как раньше.

и ее годовая бессонница улетает все дальше и дальше.

 

и он видит чуть красный румянец, и смущенный опущенный взор,

и чистейшую кожу, как глянец, и боится начать разговор.

а она все подходит неспешно, пряча руки и сумку за спину,

это выглядит даже потешно, будто кто-то рисует картину.

 

-вот и свиделись, милый мой странник, не замерз, дорогой, уж не лето.

что стоишь ты, как жулик-карманник, аль я странно сегодня одета?

говори, говори, не стесняйся, обвиняй, я готова услышать,

ты умеешь, я знаю, старайся. ты успел же однажды все выжать.

 

не молчи, изучая ботинки, не буравь своим взглядом сугробы,

говори, говори, без запинки. вылей все, что осталось от злобы.

и он скажет, как будто отрежет, сожалея о том, что молчал,

-каждый миг, и ни капли не реже, я скучал. я безумно скучал.

 

и он смотрит- она без ухмылки, без насмешки в холодных и карих,

прижимает ладони к затылку, сохраняя эмоций цунами.

и с обидой его обнимает, и всем телом к нему прижимаясь,

 

говорит: мне тебя не хватает. и он прячет лицо, улыбаясь

Когда перплетения дорог сойдутся

когда переплетения дорог сойдутся в точке безымянной

и я забуду тебя ждать, но ты появишься внезапно

такое было много раз, но с каждым разом все труднее

и снова, вроде мы мудрее, но ты останешься в тот час.

 

И остановятся моря и прекратят все реки беги

Но ты останешься со мной и будем вместе мы навек

Такие фразы говорить никто не вправе. мы тем паче

Но ты уверен будет так, все будет так и не иначе

 

Ведь всех дорог не исходить, и всех людей нам не узнать

И все моря не переплыть, всех чувств других не испытать

Над нами вечность, как всегда, висит негласною стеной

 

И нам судьбу не обмануть мы будем вместе, милый мой.

И мне показалось, что это огни

И мне показалось, что это огни
Со мною летят до рассвета,
И я не дозналась — какого они,
Глаза эти странные, цвета.

И все трепетало и пело вокруг,
И я не узнала — ты враг или друг,
Зима это или лето.

Спите с теми, кто снится

Спите с теми, кто снится. Целуйте, закрыв глаза.
Почаще меняйте лица, страницы и адреса. 
По лестнице — прямо в Небо. Под песни колоколов, насвистывая нелепо, пиная болиголов, отстукивая по вене, вселенную волоча, отталкивая ступени из желтого кирпича — несите на небо звезды. Танцуйте на берегу.

Бросайте дома и гнёзда, потерянную серьгу, утраченную невинность, почти завершенный стих…

Спите. С теми. Кто снится.
Вы сами — один из них. 

автор: Арчет

Встретились сильные руки и сильная женщина

Встретились сильные руки и сильная женщина…
Был фейерверк, или проще – искрило до одури.
И на фундаменте нравов наметилась трещина –
Рушились напрочь основы двух жизней — помодульно.
Сильные руки надежно сжимали в объятиях,
Все развалилось, что было годами налажено.
Принципы, правила – все это стало незначимо,
Оба горели. Сгорая в беспамятстве заживо…
Пламя меняет и сущность, и скрытое издавна.
И трансформирует душу, ломая, царапая..
Сильные руки, как часть незапамятной истины –
Сильную женщину делают хрупкой и слабою..

автор: Злата Литвинова
 

красота

Красота — это не длинные волосы, худые ноги, загорелая кожа или идеальные зубы. Красота — это лицо, которое плакало и теперь улыбается, красота — это шрам на коленке, который остался у тебя от падения в детстве, красота в кругах под глазами, когда любовь не дает тебе спать, красота — это выражение лица, когда звенит будильник, это потекший макияж, который у тебя после душа, это смех, когда ты шутишь, и ты единственная, кто поняла эту шутку, красота — это твой взгляд, когда ты видишь его, когда ты плачешь над своими страхами, красота — это морщины, которые приходят со временем. Красота — это то, как мы ощущаем себя внутри, и как это проявляется снаружи. Красота — это отметки жизни, все удары и заботы жизни. Красота — это разрешение себе жить. 

Астахова

жизнь меня не учит. я — дурак.
я наивен, как в далеком детстве.
от любви до ненависти — шаг.
я же, рот раскрыв, стою на месте!

прошлое стоит, как в горле ком:
всех люблю, с кем время разлучило.
если бы я звался кораблем,
то его давно бы затопило.

но на все способен человек,
если у него большое сердце;
я дурак — мое вмещает всех,
кто хоть раз его коснулся дверцы!

и с собой не справиться никак,
я люблю в пожизненные сроки.
от любви до ненависти — шаг,
но мои не слушаются ноги..

то стоят, а то спешат назад,
новых по дороге подбирая;

я — дурак,
но сказочно богат,
чувствами,
не знающими
края.

 

 

 

Тим задумчиво смотрел на неё и никак не мог понять, что же он там видит. Может это был ангел, а может дьявол или инопланетянка.  Оля никогда не была понятна ему. Как будто все её чувства и эмоции передавались на каком-то другом уровне восприятия, где-то за гранью общеизвестных правил. Это был уход в себя или жизнь в себе, но другой уровень.  Была какая-то иная волна, более тонкая и более эмоциональная: ультразвук, понятный лишь для тех, кто мог увидеть, услышать на этой частоте. Это и завораживало и пугало, и притягивало и отталкивало. Где вход в это измерение, он не знал, но точно понимал, что оно существует: другой канал передачи информации, более совершенный и практически не доступный для непосвященных. Но то, что он пытался это разгадать и задумывался о его существование, давало её новому другу, так странно появившемуся в её жизни, определенное преимущество в попытках общения с ней и поиску доступа к её «Я». Оля не помнила, чтобы кто-то с таким энтузиазмом когда-то хотел добиться хоть какого-то приемлемого взаимопонимания. Но сложно было представить, какова будет его реакция, если Тиму все же удастся проникнуть в её мир и не уйти, оставив открытыми двери, которые она так тщательно запирает..

Они познакомились в институте, но не на лекциях по праву(он учился на юридическом, она на экономическом), а в автошколе, которая по вечерам арендовала аудитории. Ему только исполнилось семнадцать, ей девятнадцать. Она потом не раз думала о том, что если бы её подруга не уговорила пойти учиться вождению, то они бы никогда не встретились, так как мероприятия институтские она не посещала и с младшими курсами, да ещё с другого факультета, не общалась. И собственно увидев его первый раз, его кудрявую русую шевелюру, нескладную, вытянувшуюся видимо за лето, фигуру, некоторую суетливость и частую смешливость, она окрестила его своим обыденным «дурак» и забыла. Да, в отношении других, самомнения ей было не занимать. Но был сентябрь, её любимое время года и как раз сейчас она жила вместе с подругой, которая всячески её «внедряла» в коллектив и поддерживала какую-то веселость. Занятия шли уже вторую неделю и, так как группа была небольшая, всего человек двенадцать, и большинство были студенты их института, то перед началом занятий и после они в ожидании преподавателя о чем-то болтали.  К середине обучения осталось две трети группы и общение между учащимися стало почти дружеским. Как то раз, они так же сидели перед началом занятий около корпуса и ждали Оксану Николаевну, всегда опаздывающую на пять-десять минут. У Ольги на днях был день рожденья и она рассказывала, как его отметила. В общем никто сильно не вдавался в подробности, и она просто говорила, чтобы заполнить время. Вдруг Тим сказал с театральной обидой: «У тебя было День  Рожденье? А почему ты меня не пригласила?». Ольга понимала, что вопрос был шуткой, но его интонация её удивила, она никогда не понимала шутит человек или нет и её всегда озадачивали подобные ситуации, как и сейчас, и она слегка напряглась от его дерзости, пусть и в шутку. Потом после урока Тим также демонстративно пожаловался Оксане Николаевне в том, что у Оли был День Рожденья, а она его не пригласила. С этой реплики что-то началось. Потом, только проиграв всю ситуацию в голове, она поняла, почему все-таки его ироничная бестактность её задела и взволновала: это был упрек в том, что она его обделила своим вниманием, следовательно, оно ему было, пусть и наиграно важно. После она не раз ловилась на его искренние недоумения по поводу ее безразличия к нему и только потом она так же поняла, что это были всего лишь озвученные комплексы, просто в такой откровенности принимаемые за наглость и действительную потребность в её внимании. По сути они сошлись своими детскими сильными комплексами. Только у него проявлялись более открыто, а она неосознанно наращивала свою самооценку его потребностью в ней. Потом очень долго все удивлялись, как они, такие разные, практически полные противоположности сошлись и так гармонично существовали какое-то время. Она сама потом долго не могла понять, ни то, почему они начали встречаться, ни то, почему было так больно, когда они расстались.

Ольга с детства отличалась суровостью во взгляде и строгостью в разговоре. Вообще-то, это тоже одна из загадок, было ли её поведение обусловлено её личностными качествами или это был протест на вечный террор матери. Потому как, насколько она себя помнила, её в принципе мало, что огорчало, кроме появившейся сестренки, с которой ее оставляли на полдня и которая могла не прекращая реветь  по три часа, пока не начнешь ей петь или напевать без остановки. Но Ольга хороша запомнила момент, когда в первом классе мама пришла с первого родительского собрания и отлупила её ремнем и всем, что под руку попадалось за то, что, оказывается в классе у неё самая плохая успеваемость и что она очень невнимательна и неусидчива. С этого момента кончилось и детство и вообще сама Оля, появилась только мама, её мнение, её пожелания, её указания, жизнь по её правилам. Оле плохо давалось письмо, мама садилась рядом с полотенцем и если очередной ряд крючков и палочек был неровным, мама лупила этим полотенцем, или орала как сирена, голос у неё звонкий, пять лет в хоре пела. В Олиной жизни осталась только школа, задания, уроки, наказания. Очевидно шоковая терапия действовала, так во второй четверти Оля стала отличницей и была ей до восьмого класса, когда более осмелела и поняла, что убить её мать не убьет, а быть белой вороной, да ещё отличницей, она уже просто не может. По сути мало что изменилось в её жизни и после восьмого класса, мама уволилась с работы, так как сестренка пошла в первый класс и теперь ее вечно плохое настроение и скандалы были чуть ли не единственным зрелищем на протяжении еще ч6етырех лет, пока она не закончила школу и не уехала поступать в институт в другой город. Но первые два года в другом городе, оказались, пыткой не чуть не меньшей, чем было дома. Ольга поняла, что вследствие отсутствия друзей и подруг в школе и запретов ходить гулять, она абсолютно не умеет общаться со сверстниками. Два года она почти ни с кем не общалась, даже в институте. К концу второго курса у нее началась первая в ее жизни депрессия, несколько месяцев она не убиралась дома, ходила в одном и том же, питалась одними шоколадными батончиками и больше ничего не делала. Когда она поправилась на три-четыре килограмма, при своей изначальной склонности к полноте, к ней временно переехала жить бывшая одноклассница и наверное тем самым спасла ее своим присутствием. Летом она взялась за себя, стала бегать по вечерам, начала ходить в компанию одноклассницы и решила попробовать все то, чего не делала до этого: красиво одеваться, следить за собой, быть приветливой, научиться флиртовать и знакомиться. Подруга владела всем этим в совершенстве и Ольге было у кого набираться опыта.

Так она перешла на третий курс, записалась в автошколу вождения и так случилось, что сама того не осознавая, встретив Тима, подписала себе приговор на ближайшие пять лет. Если бы хоть кто-нибудь сказал ей, объяснил, что она пошла не той дорогой, что от этой связи ей не станет лучше, что нужно учиться не поддаваться на лесть и провокации, но окружающие всегда ее воспринимали, как самоуверенную буку, которой что-то советовать было необязательно. Если бы она могла представить, что потом ее же близкая  единственная подруга Лика ляжет под Тима, а потом будет с невинным лицом мирить их после очередной его выходки. А другая одногруппница Катя в открытую отобьет другого парня, с которым Ольга после предательства Тима хотела забыться и быть может отомстить и что всех последующих ее кавалеров ее подруги, будут с завидной регулярностью пытаться соблазнить и увести. Если бы хоть кто-то вправил ей мозги, то наверное, она бы еще тогда, после первой измены Тима, бросила это неблагодарное дело, поиск путей коммуникаций с миром. Разумеется, рано или поздно ей бы пришлось встретиться с такими понятиями как ложь, предательство, измена, клевета, но на что теперь надеется, когда при первой полноценной попытке взаимодействия с социумом,  тебя настойчиво топят в дерьме, только что захлебнуться не дают.

 

Евгений Евтушенко

Евгений Евтушенко

* * *
Б. Ахмадулиной1

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в праздной суете
разнообразные не те. 
И он
не с теми ходит где-то
и тоже понимает это,
и наш раздор необъясним,
и оба мучимся мы с ним.
Со мною вот что происходит:
совсем не та ко мне приходит,
мне руки на плечи кладёт
и у другой меня крадёт.
А той —
скажите, бога ради,
кому на плечи руки класть?
Та,
у которой я украден,
в отместку тоже станет красть.
Не сразу этим же ответит,
а будет жить с собой в борьбе
и неосознанно наметит
кого-то дальнего себе.
О, сколько
нервных
и ненужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!
О, кто-нибудь,
приди,
нарушь
чужих людей соединённость
и разобщённость
близких душ!
1957

Что между нами происходит

Что между нами происходит? Иногда мне кажется — ничего. Когда мы не видимся, не созваниваемся и даже если не снимся друг другу.. Забываем об этом. Ничего не происходит. И вот мы снова встречаемся. И я понимаю – что что-то всё таки происходит. И это что-то начинает всё больше мешать всей остальной жизни, вытеснять все остальные мысли, стирать любые другие эмоции. И я вижу только тебя, слышу только тебя, чувствую только тебя.. Глупо? Вот только длиться это что-то слишком долго, чтобы быть глупостью. Длиться уже так долго, сколько может длиться только.. Что-то..

Ахматова

**Не тайны и не печали,

Не мудрой воли судьбы

Эти встречи всегда оставляли

Впечатление борьбы…**

 

Как можно

Как можно? Почему? В декабрьскую, тихую пору,
Я медленно, так медленно тону, в твоих объятьях ласковых и нежных,
И слов не говоришь мне я люблю, я этому ты знаешь даже рада,
И ветер закружит опавшую листву, в предверье снегопада…
Их было много, до тебя.. Имен не вспомню и не сосчитаю,
Но каменной навек не стала я, от слез, предательства и зла.
Все стало пеплом, все зола…Но только лишь словам не верю я,
В глаза, в глаза смотрю и понимаю, что чувствуешь и кто я для тебя..

Ананасы в шампанском

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолет буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском — это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс…
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс!


Январь 1915. Петроград.